a hard day's night

эта ава подходит как никогда, просто вечное мое состояние, муахахахахах

сидя на работе после отпуска, снова отмечаешь легкий тремор рук и силишься вспомнить, лежат ли болотники в кладовке на даче на втором этаже. кажись, лежали ведь. или нет? но что толку, потому что до дачи надо сначала доплыть. с запасом хлорки и перчаток, придется туда ехать в субботу с утра, и уже без детей и без кота (кот, сорян). я уже примерно представляю, что там, по рассказам соседей и вспоминая 16 год, только надо прибавить еще полтора метра воды сверху, потому что в прошлый раз обошлось цветочками, пропавшей картошкой, да и фиг с ней и с помидорами. подумаешь, полы немного встали колом, даже мебель не намокла. сейчас я креплюсь и готовлюсь прийти туда и заорать. забор упал, конечно. может быть в следующий раз я научусь слушать природу, а не сводки мчс, в которой все равно не было в пятницу ни Олхи, ни Иркута. так бы хоть ковер затащила на второй этаж и еще всякие мелочи, все меньше разгребать потом. может и в огороде бы выдернула что можно. три года назад внезапно улетели шмели. на веранде был улей, и вдруг наступила странная тишина. в этом году мы безмятежно там прожили неделю, купались и умилялись птенцам в гнезде прямо под крышей. но надо было к педиатру перед лагерем, уехали на два дня всего, прошел дождь. и когда вернулись - все уже изменилось, и снова та странная тишина. река стала ледяной, куда-то подевались горихвостки со своими птенцами и вообще все птицы, предварительно обглодав повсюду неспелую черемуху. в дом же набилась куча злющих мух, а я только удивлялась, чего им неймется в конце июля, пошла в магазин за липкими лентами. всех нас по разу покусали осы, чего не было вообще никогда. запасы супрастина в аптечке резко сократились. кот на берегу у самой речки вдруг начал меня не узнавать, ходить радугой как в ютубовском видео и вести себя странно. тугие бутоны папавера так и остались запеленутыми, не раскрывались неделю, клочки мятого батиста торчали из створок со всех сторон, а я ждала со дня на день. и только один не удержался, лопнул розовым фейрверком в день грозы. мы с Максом как раз пилили сухие ветки старой сирени в углу сада ближе к реке, Костя весь день разбирал старый курятник и доделывал дверь, но не успел набить последнюю рейку - полило, и на следующий день, когда мы все съели, что планировали, когда стало понятно, что просвета не будет, по щиколотку в лужах побежали на остановку, и я порадовалась, что мы в резиновых кроксах и не будет неприятно ногам от мокрых носков.
в воскресенье утром вода была уже у забора, а я непонятно на что надеялась. и соседи надеялись, потому что Л. стал уводить скот только поздно вечером, тогда затопило подстанцию и погас свет, и это хорошо, потому что я дергалась по поводу невыключенного холодильника с двумя банками варенья. в вайбере вели репортаж люди со вторых этажей, с курами, собаками и котами.
самое тупое, что даже зная, что это будет повторяться снова и снова, неясно с какой периодичностью, я не хочу продавать эту дачу. и хорошо, что не я решаю, пускай решает Р. в конце концов это он там вырос. 
эльф

inspirational

1. тот случай, когда я смотрю уже четвертый сезон сериала из-за заглавной темы. помнится, так было еще с большой маленькой ложью. но тут мне вот правда все равно, что они там расследуют, просто нравится цветовое решение и темп сериала. а еще это excuse, чтобы сварить кофеечку вечером в эмалированной кружке. правда, в 11 все равно начинает рубить, такой организм.

2. далее просто прекрасное.

3.

4.

5.
эльф

fairy dust

</lj-embed>
дети ненадолго уехали к бабушке мотать нервы, орать, плюхать водой, пачкать штаны и рвать подметки, мастерить из фанерных ящиков проекторы, качать права, делать ракеты из бутылок с насосом и бесконечно что-нибудь жевать. вчера пришла домой, упала лицом в новое покрывало лаймового цвета с ирмага (больше таких там нету, кажется), дома ни-ко-го кроме кота и полузадушенной мыши из кладовки. пришлось выкинуть ее уличными котам, они взглянули на меня наглым взглядом гопника "ну и? удивила типа?" судьбу мыши знать не захотела и упала вздремнуть. а потом вечером шла медленно-медленно, сидела у Ножикова за спиной, поняла, что не хватает трех рябин, спилили. зажглись фонари, но только на островке сквера, рассеянно читала под крики стрижей, и вдруг мимо проехал мужик в белом кабриолете. это было так же мимолетно и прекрасно, как наше лето. улицы пустые, что вчера, что сегодня поутру, но мне встретился Петр Иннокентьевич, который меня каждый раз узнает и помнит по имени, большой и улыбчивый дяденька. Карла Маркса перекрыта, но это скорее нравится, чем не. на перекрестках самой прямой улицы города асфальтовое тепло поднималось вверх, а темное дерево ставень в пересекающих ее проулках, наоборот, было будто влажное и прохладное, заманивающее в тополино-рябиновые кущи. когда я свернула на Б. Хмельницкого, где мы ничего не понимающими дитями когда-то играли свадьбу напротив почты и били бокалы об колодец в зубосводящем морозе, было уже темно. мимо прогромыхала оранжевая мусорка, а минуту спустя на улице Грязнова она же прогромыхала снова, только уже с другой стороны. и ничего, ни один прохожий, ни подвыпившие китайские туристы у бара, ни приглушенный свет витрины Буоно за две минуты до закрытия, ни свалявшаяся вата тополиного пуха, ни крадущиеся вдоль стен коты - не казалось настоящими, потому что этот город существует только в звенящей реальности льда и черных сугробов. а это время - просто волна расслабления, пробегающая от затылка по позвоночнику после первого-второго глотка алкоголя. сыграй мы ту свадьбу летом - может, все бы расплелось как коса-растрепа под одуванчиковым венком в купальскую ночь, а так - остается настолько осязаемым, как булавка, которой колешь себя, чтобы проснуться.
травка рассвет

город, куда когда-то уехал учиться моя первая любовь из города С.

было необходимо, наконец, убедиться, правда ли в Ангарске дома как присыпанные тонкой пудрой ломтики пастилы. оказалось - так и есть. ледяной ветер, непривычно раздвинувшееся пространство. сели в маршрутку на улице Карла Маркса - на улице с тем же названием и вышли. пешком двинулись в сторону центра, пошатываясь от яркого солнца и смолистого соснового духа. занырнули в несколько двориков, нашли лужи и подозрительных старушек. пальмира напомнила родной саянский Олимп, который потом переименовали в Парнас. видимо, у предпринимателей, что в Саянске, что в Ангарске, любимый предмет был МХК. дети ныли, что им не нравится и охота обратно в цивилизацию. я стойко вела нас в центр и дальше к неизведанному прекрасному в виде старинных вазонов и итальянских домов, но к реке так и не вышло попасть. как, впрочем, и в парк. на площади ждали музыку с башенных часов, но ее заглушил шум авто. ходили толпами какие-то военные, на постаменте Ленину лежал пес, мы грызли замерзшую шоколадку и банан на троих. город напоминал мне иллюстрации Бычкова к Трем Толстякам Олеши. музей часов, на удивление, зачаровал нас всех. я была готова, что К. растечется по какой-то скамейке с отсутствующим взглядом мученика, но нет, тут нытье даже стихло, и я могла спокойно обойти и все посмотреть внимательно. может дело в перестуке часов, будто пересыпание трехсотлетних камешков. ну а с мороженым в Старой Квартире и вовсе приободрились, а город стал терпимым и почти выносимым. пройдет время, они захотят приехать снова. может быть, осенью - и мы все-таки сходим к реке.
ворон

коты, писатели и певцы самоубийцы

сижу в офисе у Р., кофе не помог, играет песня prodigy, и вдруг вспомнила, что кит флинт самоубился несколько дней назад, и ощущения безумия мира и ускользания чего-то важного такое острое, каким оно не могло бы быть, не боли так голова. но домой пока не иду. скучно просто так вот пойти тупо домой и спать. надо будет перед сном полистать книжку Буковски с котами, там такой странный перевод, но думать не нужно, просто котики, фото писателя с ними, бредоватые стихи или перевод. то, что надо на ночь.
вчера пыталась открыть книжку вот так в постели, но проснулась от стука падения ее на пол.
травка рассвет

lily and rose







что ж, сегодня будет много песен и мало фото, фотохостинги отказываются грузить что-либо.
вообще-то мой мозг опять поела работа, как каждодневная моль, подвальная гипоксия, пунктуальная мигрень в два часа после полудня, непринятые неприятные звонки француза, кофе генеральному. последний пункт - бесценный опыт, занесу в резюме, ха.
но вчера француз звонил пять раз, и я просто уже разозлилась в конце концов. я не буду отвечать на письма, но буду писать свой дневник, потому что у меня есть я, а не только тексты и дедлайны. да, хуже чинглиша только кубинглиш. который кубинский. если когда я и умела писать что-то личное, то сейчас этого точно нет, остались одни штампы и сухой канцелярский язык. я пытаюсь хоть как-то отвлекаться, слушаю радио на немецком. почему немецкий, а кто знает. в какой-то момент он показался мне очень чувственным, а еще, я его всегда боялась, а бабушка говорила - послушай, какой мягкий язык. она его любила.
ходила одна смотреть кино с Луи Гаррелем и Лили Роуз Депп. люблю художественный - вечно там полиняза можно увидеть. кино легкое, без каких-то там смыслов, просто чтобы смотреть на красивых людей в моменте. гуляла к любимому белому храму с куполом-сахарной головой, там, где коррекционная школа, куда я водила Котьку месяца три на занятия еще в последний год сада. читала Т. Пратчетта про котов, ржала над этой книжкой как истерик, хотя объективно ничего смешного, и перевод не очень.
были на больничном с Максом три дня, гуляли, несмотря на сопли, лопали дорогие десерты из баночек (загул, да).
на день св. Валентина была удивлена до глубины души, получив от мужа цветы (13 лет билась лбом в стену, угрожая, уговаривая и выпрашивая цветы именно 14го, а не в день рождения на след. день - подействовало! хотя я в этот день заболела и вообще плевать хотела на все эти сердечки). лилии и розы, опять же. я обычно равнодушна к розовым розочкам, но как-то бабушка на 16 лет мне прислала открытку с самыми кремово-розовыми чайными розами, пышными и барочными, и  с тех пор я люблю и понимаю их лишь раз в году.
сейчас была мигрень, но эликсир двойного эспрессо не подвел.
а еще рассказывала Роме про книжку В. Вульф "на маяк" и неожиданно разревелась.



a hard day&#39;s night

Уэлш еще актуален?



случайно узнала, что уже есть фильм по книжке, которая когда-то мне, скажем так, не зашла. хотя, я потому и читала эти оранжевые книжечки, что они часто вызывали именно вот такие чувства.
но кино.. хорошее. и даже "creep" саундтреком в конце - этот приемчик на меня действует безотказно, я буду рыдать значит, и жалеть протагониста придурка.
теперь у меня официально новый любимый актер - это фавн Тумнус. МакГрегора на пенсию.
вообще смешно, последние дни через один у меня эти Мак-и в кино, либо старый, либо новый.